G.O
[4KCK's main vocal]
17.01.2012 в 01:50
Пишет SeungHo:

На балконе.
Автор: SeungHo и G.O
Название: На балконе
Дисклеймер: права ни на что не имеем
Предупреждение: все в нормах приличия
Фэндом: U-KISS
Пэйринг: Eli/A.J и немного KiSeop/Kevin, еще мимолетно Eli/DongHo
Рейтинг: PG-13
Жанр: драма
Посвящение: писалось как подарок на НГ для El_Desenladrillador.. я знаю, что не рейтингово особо и малек не такой экшен, как наверное ты хотел, но как-то так вышло! обещаю, в следующий раз будет жарче!



«Какого черта?! – проносится в голове у Илая, - Что же ты стоишь с такой улыбкой?»
Он пытается слушать, а вернее услышать, что говорит ему его лидер по поводу недавнего выступления группы. Ему указывают на ошибки, советуют, где и как стоит себя подать. Но все мысли сейчас не об этом. И ладно бы Илай ударился бы в свои мечтания, как он частенько это делал. Но нет. Его взгляд устремлен туда, где стоит Эйджей, потому что его окучивают сразу оба «врага» - Кевин и Кисоп. Жуткая ревность, помноженная на беспомощность, а ведь Илай не из тех, кто в ответ может заставить ревновать. Хотя, даже если бы и умел, тронуло бы сейчай это Эйджея?
- Сухен! Давай мы лучше отдохнем, а то я понимаю, что не понимаю не единого твоего слова. И… Прости за тавтологию. Может быть, мы поговорим об этом вечером? – предлагает наконец Гендже, понимая, что все-таки толку от нравоучений и советов лидера ноль.
Он говорит это нарочито громко, показывая свою независимость не только Эйджею, но и всем вокруг. И тут же ругается про себя из-за собственной «мальчишеской выходки».
"Черт, - в голове у Эйджея кавардак, как только он слышит слова Илая. - Ты опять с ним будешь сидеть полвечера? Почему с ним, почему не со мной? Или хотя бы с Кевином? Раньше ты так любил с ними сидеть..."
Кевин смеется и о чем-то рассказывает. Это толи про фанатку, толи про какой-то случай из его жизни, когда он еще учился в США. Кисоп то влюблено смотрит на Кевина, то на Чжэсопа - по-дружески. А в это время Илай смеется и уходит в гримерку. Эйджей тут же извиняется и говорит, что ему срочно нужно в туалет. Он бежит туда со всех ног, залетает в кабинку и наклоняется над унитазом. Он будто пьяный. И его почему-то тошнит. Несколько раз. А потом на глаза наворачиваются слезы от непонятной обиды. Эйджей не выдерживает и громко вскрикивает:
- Да что, блядь, я не так делаю!?
Вечером Кисоп играет в Йо-Йо и наблюдает за подавленным Чжэсопом. Тот не находит себе места в комнате. Ему явно не нравится общага и все это японское мероприятие.
- Эй, - начинает Кисоп, - Что не так с тобой? У нас такой аншлаг... Тебе не нравится жить с кем-то? Привык жить один?
- Да нет, Сопи, дело не в этом.
Кисопа бесит это мягкое "Сопи" из уст Эйджея так, что он готов дать ему по лицу, но он сдерживается, потому что в кресле, напротив, сидит Кевин, поджав под себя колени, и читает "Гарри Поттера".
- Хватит болтать, - в шутку капризно просит Кевин, - вы мешаете своей болтовней мне читать.
- Извини, - хором говорят молодые люди и замолкают.
В голове Кисопа снова дерутся черти. Он взглядом убийцы смотрит на Эйджея. Наконец, его старания награждены, и друг обращает внимание на суровый взгляд. Чжэсоп глупо улыбается и выходит из комнаты. Он готов забыть про свои проблемы, потому что у Кисопа проблемы поважнее.
В итоге Чжэсоп проводит два часа на общем балконе. Сначала просто неумело курит, потом открывает нэтбук и сочиняет слова для недавно написанной им же мелодии. Ему хотелось бы спросить у Илая, что он думает на этот счет, но Илай сейчас с Сухеном, Хуном и Донхо о чем-то разговаривает у себя в комнате. Он видит их силуэты на шторах в окне напротив.
Илай очень любит всех своих одногруппников, но ведь всем людям рано или поздно нужен отдых, неправда ли? А он просил СуХена о разговоре тет-а-тет. Лидер конечно же всегда был, есть и будет для Генчже тем, кому можно рассказать почти все и обсудить дела. Но не сегодня и не сейчас, и может быть наедине Илай бы что-то и рассказал Сухену, но не всей толпе любимых друзей. Это не принест спокойствия, тем более, когда рядом всезнайка макнэ, и Хун, искренне полюбивший СуХена за его трудолюбие и серьезное отношение к делу. Поэтому, сказав, что хочет покурить, Илай выходит на балкон. И мысль в голове заставляет его улыбнуться. «Прям нерпуха какая-то».
А ЭйДжей его еще не замечает. Даже тогда, когда Илай обходит его со спины.
- Красиво… Это к той музыке, что ты неделю назад закончил?
Щелчок зажигалки и треск подожженного табака на кончике сигареты раздаются у уха Чжэсопа. Это заставляет Эйджея дернутся и резко обернуться.
- Ты меня напугал. – поясняет Эйджей.
Илай внезапно так близко, что Чжэсоп невольно сглатывает и смотрит на одногруппника так, будто перед ним приведение. А еще у Эйджея начинают гореть уши и щеки от смущения, поэтому он так же резко отворачивается и впивается взглядом в экран нэтбука.
- Нравится? - пасмурно спрашивает автор слов. - Ты не издеваешься? Правда красиво?
- Я когда-нибудь тебе врал о твоем творчестве? Да и о чем-либо вообще? Ты же знаешь. Это не в моем стиле.
Илай улыбается, немного натянуто, потому что из комнаты доносятся смех Кевина и Кисопа, и ему не понимает, почему ЭйДжей был с ними, а не с ним. Он садится рядом, на свободный стул и еще раз перегибается через парня, чтобы уставиться в монитор. Это так будоражит. Ведь ревность у Илая не только дружеская…
- Хм, единственное «но». Ты уверен, что это слово подходит? Вместо общего слова «шум» можно было бы использовать такие как «шорох», «треск», «шелест» и многие другие.
- Ну я даже не знаю, подходит ли "треск", хотя идея не лишена смысла.
Эйджей слегка улыбается, чувствуя запах Илая, смесь мускуса, ежевики и цитруса. Что-то такое, одновременно экзотическое и пугающие. Чжэсоп тоже смотрит на окно, откуда доносится смех друзей и тяжело вздыхает, думая, что завтра Кисоп опять будет ругать себя за неуместную нерешительность. Каждый раз, когда Кевин с ним рядом, он теряется и начинает дрожать, хотя давно уже готов на многое. И не только на дружескую откровенность.
- Тебя когда-нибудь тянуло поцеловать парня? - вдруг сам не понимая зачем, спрашивает Чжэсоп у Илая. - Ну... Ох, слушай, забудь. Я чушь несу.
- Прости, что?
Илай делает вид, что не слышит последнее предложение. Внутри тут же вскипает коктейль из ярости, злости и какой-то непонятной обиды.
- Неужели они лучше меня? – вдруг вырывается изнутри давно крутившийся на языке вопрос. – Чем?
Он не хотел говорить это вслух, но даже не понимает, почему не может остановиться и продолжает этот допрос. В полной тишине, уйдя в свои мысли, он достает пачку, чтобы закурить вновь. А потом продолжает:
- Да, я думал об этом. Про поцелуи и парней.
- Только думал? - сам не зная почему, но Чжэсоп просто не может молчать, ухватившись за маленький намек на разговор о том, что так давно мучает его. - А кто они? Те, кого ты имел ввиду, говоря, что они лучше тебя? Кевина и Кисопа?
Эйджей не понимает, откуда в нем взялась эта странная уверенность в себе, чтобы вести такие разговоры. Он никогда бы прежде не заговорил об этом.
- Это Кевин - парень, с которым, то есть о которым… Ну ты понимаешь, о чем я. Он ведь тебе нравится? И ты ревнуешь его ко мне и к Кисопу? Я это сразу понял, как увидел вас вместе. И ты не бойся, я никому не скажу. Я вообще сначала думал, что у тебя что-то с Донхо, потому что мне все рассказывали, как вы мылись голышом в одном душе после концерта. Кевин ужасно бесился из-за этого. Я боялся по началу даже присоединяться к команде, потому что другие парни в агентстве говорили про вас кучу всякого. -Чжэсоп просто никак не может остановиться. Он всегда тараторит, когда волнуется. - Я много говорю лишнего, прости Генчже… - Он на автомате называет Илая его настоящим именем и почему-то пугается этого, потому что Чжэсопу нравится, как оно звучит и всегда нравилось. - Дай закурить, - просит он и сразу же затягивается.
- Что ты сейчас сказал? Никому не скажешь? Не скажешь чего? – спрашивает Илай, щурясь.
С каждым словом ЭйДжея температура тела Генчже увеличивалась. И вот она достигает своего критического предела. Он встает со своего места и… До него доходит просьба друга.
- Ты же хотел бросить, – вспоминает Илай, - или это было до того, как ты стал общаться с Кисопом и Кевином?
Он достает пачку, уже который раз за вечер, и делает то, что от самого себя не ожидал – отодвигает парня от стола, садиться ему на колени, обвивая его шею одной рукой, чтобы не упасть с такого немного неудобного «стула».
- Скажи «а-а-а», - и он тут же просовывает между губ ЭйДжея сигарету и поджигает ее.
- Ты чего творишь? - растерянно спрашивает Чжэсоп, когда Илай так бесцеремонно совершает манипуляции с сигаретой. - Чего я никому не должен говорить?
Эйджей так растерян, что уже не знает, что хуже. То, что он тараторит всякий бред или нынешняя позиция Илая.
- Про мытье с Донхо или про твое имя? Я что-то не догоняю, - Чжэсоп становится спокоен и смотрит на Илая как-то странно. - ты знаешь, что ты мне всегда нравился. с самой нашей первой встречи?
- Все ты врешь. Иначе бы не стал так тесно общаться с теми двумя. Зачем ты мне врешь?
Илай вздыхает и встает с колен парня, встает к нему спиной и смотрит на ночное, немого звездное небо.
- Ты отдалился. Меня это бесит. Я тебе перестал верить. Это бесит. Ты не можешь оттолкнуть других ради меня. Это бесит. Меня все бесит. И причина в этом ты.
Илай резко поворачиваясь лицом и сверлит Эйджея взглядом. В это время Чжэсоп почему-то набирается смелости еще больше. Он чуть задирает голову, так что его подбородок на долю секунды почти касается губ Илая. Это нервное. Когда Эйджей волнуется, он не только тараторит, но всегда чуть дергает головой вверх.
- Я не отдалялся. Это ты...
Эйджей в отчаянии. Это отчаяние вдруг так захватило его, что он уже сотню раз пожалел, что затеял этот разговор.
- С Кисопом случайно, но ведь мы очень похожи с ним, и голоса... Ну это чисто из-за творчества, ну и немного из-за того, что он поуши влюблен в Кевина. Только не говори никому. Я тебе тайну чужу раскрыл. - Чжэсоп не сильно счастлив тому, что говорит, потому что он предает этим доверие друга. - А Кевин в тебя влюблен. Будто ты не знаешь. Он ведь и ненавидел меня поначалу из-за этого, и я захотел сдружиться в ним.
- И что теперь? Я должен из-за этого Кевину всячески потакать, дружить и быть с ним милым? Да, я отдалился от него. Но лишь потому, что бы не давать ему ложные надежды, кои он себе понапридумывал, воз и маленькую тележку И тут в нашей группе как по заказу происходят изменения. Приходишь ты и Хун. И ты мне сразу же нравишься. И мы вроде как находим общий язык, хотя бы потому, что оба рэперы. И ты мне нравишься еще больше. А потом ты начинаешь общаться с Кевином. Да пусть идет куда подальше! После этого я с ним перестал общаться окончательно. Это провокация, разве ты не понимаешь? А Кисоп… Почему я не мог петь с тобой? Я настолько ужасно пою?
Илая разворачивается и идет обратно в свою комнату. Интересно, а остальные хотя бы заметили его отсутствие?
- Стой! - не сдерживантся Чжэсоп и, сам не замечая, почти срывает голос, - Это не удар в спину, просто это песня не для двух репперов!
Он резкого подается вперед и хватает Илая за руку, разворачивая к себе.
- Не уходи сейчас...
Шепот, а не крик. И Эйджей целует мягкие и чувственные губы друга, сильно прижимая его к себе. Илай ошеломлен и думает – может ли человек так далеко зайти в своей лжи. Или все-таки…
- Погоди!
Нехотя, но парень отрывается от чужих губ и серьезно смотрит в его глаза и медленно, почти по слогам говорит:
- Разве целовать надо не того, кого ты любишь?
Чжэсоп молчит. Потом краснеет, отворачивается, чувствуя, как опять горят щеки и уши. Он закрывает нэтбук и не знает что делать дальше.
- Я пойду и ты иди, - все также тихо говорит Эйджей, понимая, что Илай действительно больше не понимает его и не верит ему. - Вообще, ты прав, я сам виноват. Я хотел как лучше, но я просто не способен на что-то лучшее. Я всегда был невзрачной шпалой. Столько всего делал, но никогда не улучшал результат. Я живу только потому, что постоянно воюю сам с собой. Но ты все это знаешь. Я тебе говорил. Уже. Поэтому, просто до завтра.
И Чжэсоп исчезает с балкона как призрак, оставив ошеломленного Илая наедине с самим собой.
 

URL записи

@темы: ART